ТРАНСЛЯЦИОННЫЕ ЗАПИСИ

 

ТРАНСЛЯЦИОННЫЕ ЗАПИСИ ПЕСЕН Е.МАРТЫНОВА

Аудио архив клуба  

★ ★ ★ ★ ★


СТУДИЙНЫЕ  ★  ПАВИЛЬОННЫЕ  ★  ТРАНСЛЯЦИОННЫЕ ★  РЕСТАВРИРОВАННЫЕ  ★   НЕАВТОРСКИЕ ★   РАДИОПРОГРАММЫ

sdfdf

ТРАНСЛЯЦИОННЫЕ ЗАПИСИ 

Студийные записи авторского  исполнения  Евгения МАРТЫНОВА

 

★ ★ ★ ★ ★

СТУДИЙНЫЕ  ★  ПАВИЛЬОННЫЕ  ★  ТРАНСЛЯЦИОННЫЕ ★  РЕСТАВРИРОВАННЫЕ  ★  НЕАВТОРСКИЕ РАДИОПРОГРАММЫ 

 

ПЕСНИ  В АЛФАВИТНОМ ПОРЯДКЕ:

★ ★ ★ ★ ★

★ ★ ★ ★ ★
Все права защищены  © Клуб Евгения Мартынова



В
разделе «ТРАНСЛЯЦИОННЫЕ ЗАПИСИ» представлены записи выступлений Евгения Мартынова в КЗДС (Колонном зале Дома союзов) и ГЦКЗ «Россия» (Государственном центральном концертном зале), а также в теле-радио-концертных программах, проходивших в Большой концертной студии «ОСТАНКИНО» и в больших эфирных студиях ГДРЗ (Государственного Дома радиозаписи, он же — ДЗЗ — Дом звукозаписи).

Это были выступления с Эстрадно-симфоническими оркестрами Всесоюзного радио и Центрального телевидения. Таковых в 70-80-е годы было два, и руководили ими в разное время Ю.Силантьев, В.Людвиковский, Б.Карамышев, А.Михайлов, А.Петухов, М.Кажлаев. Нередко с этими оркестрами работали и приглашенные дирижеры, например К.Кримец и П.Сауль. Нужно заметить, что для проведения трансляционных концертов в теле- и радиостудиях иногда применялся метод, при котором оркестровые фонограммы записывались заранее — то есть после достаточных репетиций, несколькими дублями. Это происходило потому, что оркестры ЦТ и ВР, записывавшие огромное множество произведений, практически не имели своего хорошо «выгранного» концертного репертуара, поскольку работали, в основном, «на запись» и были вынуждены постоянно пребывать в «текучей», «валовой» студийной работе. В таких случаях, на концертах оркестры лишь имитировали свое исполнение, а вернее, слегка накладывали живую игру на «прилично» звучащую в мониторах фонограмму. Но в любом случае, чтобы запись (хотя бы временно) попала в фонотеку с номерным кодом ЖВ или ВЖВ, солист-вокалист должен был исполнить песню «концертно». (Для информации: студийным записям присваивались другие, долговременые или вечные номерные коды: ДК, ВДК, ДКС, ВДКС, ДКСВ).

Трансляционные эстрадные концерты редко хранились длительное время и вскоре после трансляции и ретрансляции, как правило, размагничивались по согласию музыкальных редакций. Потому в фонотеке Телерадиофонда РФ их почти не осталось — «за практической ненужностью».

Записи, представленные здесь, сохранились в личных фонотеках Евгения и Юрия Мартыновых, — и то потому, что вовремя были «продублированы» с редакционных оригиналов ВР и ЦТ (или же вовремя были «выпрошены» сами оригиналы, подлежавшие утилизации). Нужно признаться, что две песни попали в данный раздел с некой оговоркой, а именно — пройдя этап реставрации, ибо сохранились в качестве оригинала как записанные с эфира на магнитофонную кассету.

Это очень популярные песни — «АЛЕНУШКА» и «ЯБЛОНИ В ЦВЕТУ», исполненные в первом варианте своей аранжировки, сделанной Алексеем Мажуковым. Именно в таком виде эти песни прозвучали на международных конкурсах «Братиславская лира-75» и «Золотой Орфей-76», получив специальный диплом «За самую яркую аранжировку» и принеся автору-исполнителю победу на очень представительных музыкальных форумах.

Наверно, поклонникам интересно будет послушать песни 70-х годов, которые были «зарублены на корню» художественными советами («ИЮНЬ» на стихи А.Дементьева и А.Пьянова и «ТРУБКА МИРА» на стихи А.Дементьева и Д.Усманова) и песни, утратившие былую актуальность («КОМСОМОЛ НИГДЕ НЕ ПОДВЕДЕТ» и «СТРАНА МОЯ, НАДЕЙСЯ НА МЕНЯ!» — второе название «ЗОВЕТ ЗЕМЛЯ», — на стихи тех же соавторов). Последними трансляционными записями для Е.Мартынова стали: его единственная песня на стихи Риммы Казаковой «МЕДОВЫЙ АВГУСТ» и такая же единственная песня на стихи Сергея Острового «ПЕСНЯ О МОЕЙ ЛЮБВИ».

Примечательно, что в «живых» исполнениях эти песни звучат намного экспрессивнее, нежели в своих студийных вариантах. Особенно хорошо это слышно в сравнении со студийно-инструментальной фонограммой «Медового августа».Такое впечатление складывается, в первую очередь, потому, что большой эстрадно-симфонический оркестр для Мартынова был самой родной стихией, в которой его талант раскрывался наиболее полно и убедительно. Артист сам признавался коллегам, что его мало удовлетворяют ансамбли и электроника, — его голосу нужен объем и простор для полета. Как лебедю небо.

 

★ ★ ★ ★ ★
Все права защищены  © Клуб Евгения Мартынова